Вся правда о мистическом ритуале АЯВАСКА (часть 1)

«А потом меня рвало от страха. Так страшно мне не было никогда. Двенадцать тысяч километров от дома, джунгли, глухая деревня, какой-то сарай...Со мной творится неладное. Что-то происходит со слухом, осязанием, дыханием... пропало зрение. Становится всё хуже и хуже. Теряю контроль…» 

Аяваска, аяхуаска, лиана духов, лиана мёртвых, ая, яге, каапи, натем… Много названий для одного ритуала. Аяваска приобретает всё большую популярность среди туристов. О ней говорят в телепередачах о путешествиях…  

• Но что это такое: Альтернативная медицина? Шаманское таинство? Или «развлекуха» для экстремалов?
• Как проходит настоящая Аяваска и как не попасть в руки лжешаманов?
• Насколько опасен ритуал? Какие риски он несёт в себе и как не умереть по-настоящему, переживая тот самый «момент смерти»?
• Стоит ли пробовать? А главное – для чего?

Читайте самый подробный и честный рассказ об Аяваске в интервью с нашими экспертами:

Александр Гиль (Беларусь)
Автор проекта «Эвристические путешествия». 
Александр сравнивает свои путешествия с паломничеством. Его маршруты включают в себя самые таинственные, самые красивые, самые сильные места на планете. Опыт монастырской жизни в школе медитации и переход за грань – проживание смерти во время шаманских церемоний в сельве Амазонки… 
 
Сергей Цыплухин, он же Толтек (Россия)
Более 20 лет изучает культуру и традиции индейцев Центральной и Южной Америки. Жил в Мексике, Перу, Боливии. Более 10 лет проводит для всех желающих индейские практики и церемонии: магические танцы, шаманские пассы, упражнения на развитие осознания, связи с предками и природой. 
Личный сайт: www.toltec.me
 
Роман Кольский (Перу)
Впервые попал в Перу более 25 лет назад. С тех пор изучает культуру и традиции страны, пытаясь проникнуть под полог официальной исторической версии. Владеет кастильским диалектом, что позволяет через местных горожан и фермеров находить самые удивительные места, далёкие от классических маршрутов и закрытые для туристов. Сопровождает группы, в том числе к шаманам в сьерру и Амазонскую сельву.

Итак, начнём с определения. 

Аяваска (в переводе с кечуа — «лиана ду́хов», «лиана мёртвых») — ритуал очищения, исцеления и получения знаний. Проводится шаманами индейских племён бассейна Амазонки. Часто Аяваску описывают как способ переживания собственного момента смерти, как возможность понять, что там, за гранью (после «перехода»)…
Аяваской также называют отвар, используемый в Ритуале. Отвар вызывает изменённое состояние сознания участников. Рецепт напитка в разных регионах, у разных шаманов может отличаться. Чаще всего в его приготовлении участвует два компонента: 
• сама лиана banisteriopsis caapi, в которой главный активный элемент — ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО) 
• и растение, содержащее алкалоид галлюциногенов диметилтриптамин (DMT)

А теперь – о самом интересном и важном…

1. ЗАЧЕМ?..

Александр Гиль: 
«Как я пришёл к Аяваске?
У меня нет авторитетов, при этом есть постоянное стремление к Истине, к Сути, к Богу – чему-то высшему. Не верю в знание, передаваемое словом. Верю в ЗНАНИЕ, обретаемое через личный опыт.
В своих поисках я посетил многие святыни мира. Чувствуя святыни, не чувствовал ничего к религиям – не поверил ни в одну из предложенных «систем координат». Так я понял, что нужно выходить… Ведь смысл существования лежит за его пределами.
… Когда впервые услышал про Аяваску, про «проживание смерти»… Сразу понял – это то, что я искал».

Роман Кольский:
«Не думаю, что к Аяуаске меня привела случайность. С одной стороны, это был сознательный выбор, с другой – информация о ней стала приходить ко мне отовсюду ещё за пару лет до очного знакомства с ритуалом… 
Скажем так, я стал предчувствовать появление Аяуаски в своей жизни. Это был своеобразный квантовый скачок для моего сознания, искавшего новых путей познания самого себя.
Что же касается путешественников, которых я сопровождаю к шаманам, и их мотивов… В начале моего опыта с Аяуаской многие приезжали просто за острыми ощущениями – «мультики посмотреть». Во всяком случае, так было, пока я сам не вырос. Пока состояние первой восторженности и окрылённости затмевало понимание, с чем же я на самом деле столкнулся…
Затем, по мере собственного роста, я стал готовить путешественников к тому, чтобы они могли правильно воспринять и прожить данный опыт. Думаю, контингент участников поменялся потому, что поменялся я сам. 
Кроме того, раньше не было такого количества информации об Аяваске. Сейчас о ней пишутся целые научные труды и даже книги. Чего стоит одно лишь исследование швейцарского антрополога Джереми Нарби в работах «Разум в природе» и «Космическая змея: ДНК и истоки знания».

Сергей Цыплухин: 
«Если говорить не о приезжих, а о местном населении и его отношении к Аяваске, то здесь существует большое заблуждение… 
Многие думают, что там (в Перу, Эквадоре) все вовлечены в процесс. Это не так. 
Большинство жителей Южной Америки относятся к шаманам и шаманским ритуалам, в частности к Аяуаске, как к некому пережитку прошлого. 
Но есть те, кто живёт в Традиции. Для этих людей Аяуаска – это Мать Растений, Великая Медицина. Надо слышать, как они говорят о ней, как поют ее икарос*. Это не передать…
В целом, Аяуаска – это лишь вершина айсберга. То, что лежит на поверхности, что больше всего известно в западном мире. Она приняла на себя пристальный удар внимания, что позволило другим сакральным действиям спокойно жить и развиваться без излишнего внимания. 
Темаскаль, церемония Священного Водопада, кактус Сан Педро, Боа, Ягуара, Горы! Можно перечислять долго…
Однако для подавляющего большинства западных путешественников эти ритуалы не нужны. Для многих – вовсе противопоказаны. Особенно, если не знаешь, для чего это тебе…»
* Икаросы – целительные песни (гимны) шаманов


На фото: Путь к Аяваске, через сельву Амазонки (из личного архива Александра Гиля)
 

2. СХЕМА ПРОВЕДЕНИЯ РИТУАЛА АЯВАСКА

Александр Гиль:
«Вечер. Хижина. 
Новички получают матрасы, салфетки и тазики.
Приходит шаман. Как правило, он не один, с учеником. Шаман приносит бутыль с отваром – Аяваской. Окуривает бутыль. Наливает каждому. 
Все выпивают, некоторое время сидят и слушают разговор шамана. Всё просто, буднично, без пафоса. Начиная от вида самого шамана – обычный деревенский мужик, заканчивая местом проведения – обычный деревенский дом. Самое важное будет происходить НЕ ЗДЕСЬ…
Через минут двадцать шаман гасит свечи и начинает петь икаросы. Так, разгоняется сам процесс. 
Посетители постепенно заполняют свои тазики (как правило, начинается рвота*). А дальше – у каждого своя история. Длится это всё несколько часов. 
* Местные жители называют аяхуаску «la purga», что значит «чистка, очищение». Пройдя через процедуру очищения, наши чувства обостряются…

На фото: В доме у шамана; в бутылке – уже готовый напиток Аяваска (из личного архива Александра Гиля)

Сергей Цыплухин:
«Церемонии могут существенно отличаться в зависимости от традиции, к которой принадлежит шаман, а также от качества людей, которые пришли к Аяуаске.
Иногда бывает, что люди недовольны ходом и течением ритуала. Как же, они заказали индивидуальную церемонию, а тут какая-то бабушка смеет болеть! Приходит и нарушает их общение с Духом!
Я был на церемониях и совершенно один, и в составе группы из 20-25 человек. ТАМ разницу не чувствуешь».


На фото: Дом шамана в джунглях и МАЛОКА – открытая веранда над кипящей рекой, место проведения ритуала (из личного архива Романа Кольского)

 

3. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Говорят, это одна из лучших попыток экранизации состояния, переживаемого во время Аяваски:

 

4. ПРОЖИВАНИЕ СОБСТВЕННОГО МОМЕНТА СМЕРТИ

Александр Гиль:
«Переход (переживание своей смерти) происходит не у всех. Я встречал буквально пару человек, которые переходили рубеж. Остальные не переходят. Отчего это зависит, я не знаю. Точно не от количества отвара. При мне молодой человек выпил в несколько раз больше, чем я. И ничего. 
Я не знаю, как это работает. И никто не знает.
При этом, даже без перехода – это очень ресурсное состояние, в котором люди получают ответы, совершенно иной взгляд на мироздание, инициируются внутренние процессы, дающие результаты годы спустя». 

Сергей Цыплухин:
«Смерть – это то, что лежит на поверхности, то что цепляет, возбуждает и щекочет нервы. Это эго. Оно действительно умирает в процессе церемонии. 
Но какая там смерть, когда происходит новое рождение!
Уходит шелуха социальной жизни, нами не принятые, навязанные правила.
И приходит Любовь…
…В целом, Аяваска покажет вам ровно столько, сколько вы готовы вынести. Подведёт вас к понимаю той ситуации, в которой вы находитесь сейчас. Каков Ваш внутренний мир? Чем он наполнен? На чём сфокусировано Ваше внимание? 
В общем, каждому по способностям…»

Роман Кольский:
«Мне несколько раз удавалось пережить такой момент (момент смерти) или быть близким к нему. Происходит это по-разному и у каждого своя форма. Частой формой, например, у меня, бывает вспышка, когда весь мир распадается на составные части. Я становлюсь тем, кто есть на самом деле и спрятаться или отвернуться от самого себя нельзя. В этот момент я всё о себе знаю и всё признаю за собой, хорошее и плохое. Приходит мгновенное знание, что жизнь со смертью не заканчивается. 
Был момент, когда мне ясно показали, что можно подготовить себя к этому дню – к дню своей смерти. Ты можешь совершить сознательный выбор будущего воплощения или невоплощения вообще. Как мне было показано (или точнее донесено до моего сознания), в большинстве случаев происходит бессознательное воплощение в ту реальность, которую мы больше всего хотели бы избежать. Ещё одно откровение: мы можем сами создавать все миры и все реальности, особенно когда работает коллективное сознание…»

 

5. НАСКОЛЬКО РЕАЛЕН ОПЫТ, ПОЛУЧЕННЫЙ В РИТУАЛЕ?

КАК ОТЛИЧИТЬ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ ОТ РЕАЛЬНОСТИ?

Сергей Цыплухин:
«Что есть реальность? Что есть галлюцинация? И что есть что?
Если с нами что-то происходит, то чье это? Если мы вовлечены в процесс полностью и безоговорочно, всеми своими чувствами, то это происходит с кем?
Реальность для нас – это то, во что мы верим. Причем к действительности оно может не иметь (и, как правило, не имеет) никакого отношения».

Александр Гиль:
«На начальном этапе – сильнейшие галлюцинации. До перехода. 
А после перехода*… Вся моя жизнь менее реальна, нежели то, с чем происходит встреча ТАМ». 
*После перехода – имеется ввиду после переживания момента смерти

Роман Кольский:
«Галлюцинации есть не всегда. Бывает, ничего не происходит. Скорее всего потому, что человек внутренне сжался, оказался не готов, приехал именно «мультики» посмотреть. 
А вот когда ты готов и открыт – приходят сильные галлюцинации (лучше называть их всё-таки по-русски – видениями). При этом очень легко определить, где реальный опыт, а где иллюзия, запущенная неукрощённым Аяуаской умом.
Реальный опыт приходит как Истина в единственной и последней инстанции. Человек, получивший Истину, точно знает, что это Она и никогда её не перепутает с деятельностью ума…
…Ещё мне совсем не нравится предъявленное миру медиками понятие «галлюциноген», когда оно касается растений, несущих в себе экстраординарные возможности. Не нравится потому, что звучит оно для непосвящённых отпугивающе. Оно как бы сближает эти удивительные растения с искусственно созданными в фармацевтических лабораториях наркотиками. А ведь, достаточно перевести термин «галлюциноген» с латыни, как перед нами проявится его истинный смысл, заключённый в русском слове «ПРОСВЕТЛЯЮЩИЙ».

 

6. ЦЕННОСТЬ ОПЫТА АЯВАСКИ

Александр Гиль:
«…Оказалось, что я не представлял, что это, когда шёл туда впервые, а когда вернулся – не могу это выразить… Невозможно океан поместить в сосуд.
Ценность?... Я получил главные ответы моей жизни. Что может быть ценнее. Переход на новый уровень. Пружина, которая продолжает разжиматься во мне все эти годы».

Роман Кольский:
«Поначалу это был шок. Ни о какой ценности и речи не было. У меня просто полностью перевернулось представление о нашем мире.
Но в то же время, первый ритуал пробудил страшное любопытство. Я начал не слишком быстро, но расти вместе с каждым новым опытом, полученным на церемониях. Пришло понимание многих вещей. Я начал больше доверять своему сердцу, оставляя уму его истинное место. Ведь именно сердце указывает путь. А ум – его первый помощник. Он помогает на выбранном пути строить дороги, мосты, дома. И никак не наоборот…»

 

7. АЯВАСКА КАК МЕДИЦИНА

Сергей Цыплухин: 
«Что касается лечебных эффектов, то, как правило, в церемонии шаман видит проблему. Аяуаска ему ее показывает. Далее – в зависимости от силы шамана, от его умения взаимодействовать с Духом, глубины этой связи, проявляется… диагноз (если можно так сказать). 
Затем – само лечение. Травами, настоями, травяными и цветочными ваннами, диетой и прочим. Это длительный процесс.
Мы были в центрах, где лечат рак, СПИД, многие иные болезни. И лечат успешно. Туда достаточно много иностранцев и местных жителей приходят за лечением.
Но для получения результата надо находиться в этом центре в сельве месяц-полтора и затем через год повторить. 
Сколько раз? Только Медицина скажет. Да и за этот месяц-полтора у вас будет не очень много церемоний с Аяуаской. Как правило три–четыре. Остальное – народная медицина. А травы Амазонии очень сильны. И всегда есть выбор».

Александр Гиль: 
«Могу говорить лишь о том, что пережил сам. После второй церемонии у меня было чёткое ЗНАНИЕ, что меня вылечили. Из меня просто достали болезнь. Правда, ещё год было ощущение открытой раны. После второй сессии из трёх церемоний – пришло осознание, что процесс закончен.
Это при том, что ехал я туда не лечиться, у меня не было никакого диагноза, чувствовал себя прекрасно. Я получил всё, что искал. И вот это удивительное исцеление». 

На фото: Само растение Аяваска (из личного архива Сергея Цыплухина)
 

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ: ПОДГОТОВКА К РИТУАЛУ (ВЫБОР ШАМАНА И ДИЕТА), РИСКИ, ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ